«Удобным» детям — очень не удобно жить

— Вызывали? – мама садится напротив Марьиванны и внимательно смотрит.

— Да, конечно! Вы мама Вани? У меня к Вам серьезный разговор!

— Я Вас внимательно слушаю, — мама приветливо улыбается и смотрит на учительницу в сером вязаном свитере, явно не новом, но до скрипа аккуратном.

— Вы понимаете, даже не знаю, как бы вам это сказать. Ваня в школе продавал другим детям прыгуны! Учителя видели и мне сказали! Я вызвала Машу – она говорит, что действительно покупала прыгун! И другие дети тоже, – Марьиванна девает театральную паузу и выжидающе смотрит на маму.

Мама, продолжая приветливо улыбаться, слегка приподнимает правую бровь:

— И?

— В смысле – и? – Марьиванна явно ждала другой реакции на свои слова.

— Ну – и что? Продавал прыгуны. Это мячики такие прыгающие, да? Я поняла. А вызывали-то Вы меня зачем?

— Ну как же. Так поэтому и вызывала. В школе, на переменах…

— То есть не на уроках?

— эээ… — учительница явно сбита с толку вопросом. – нет. Но при чем тут это. Он! В школе! Продавал! Игрушки!

Мама поднимает вторую бровь:

— Он плохо себя вел? На него жаловались учителя? Он получил двойку? Подрался с кем-то? Что-то украл? В конце концов – обманул своего покупателя и не предоставил купленного прыгуна?

Марьиванна на несколько секунд замирает с открытым ртом, прежде чем продолжить:

— Нет, но…

— То есть он в свободное время на перемене проявлял свою самостоятельность и реализовывал свой маленький бизнес план, не в ущерб учебе или поведению?

— Вы серьезно?

— Вполне. Я пытаюсь выяснить причину, по которой я сегодня отпросилась с работы, чтобы приехать к Вам.

— Но я же сказала! – Марьиванна явно начинает нервничать.

— Я прошу прощения. Наверное, я не внимательно читала правила поведения в школе. Но абсолютно не могу вспомнить, чтобы там было хоть что-то про запрет продажи прыгунов на перемене.

— Как же Вы не понимаете, — начинает кипятиться учительница. – В школе нельзя ничего продавать!

— Правда? У вас в столовой булочки раздают бесплатно?

— При чем здесь булочки?

— Ну Вы же сказали, что ничего продавать в школе нельзя. Но я зачем-то даю ребенку еженедельно деньги на булочки.

— Так. Вы что серьезно? Он продавал в школе другим школьникам игрушки! Это школа, а не рынок! – начинает кипятиться Марьиванна.

— Я конечно извиняюсь, но что Вы конкретно хотите от меня? Если в Ваших правилах прописано, что этого делать нельзя – просто покажите эти правила Ване. Он очень трепетно относится к нарушению законов.

— А Вы не хотите как-то на него повлиять?

— Повлиять? – мама на пару секунд задумывается. – Пожалуй да. Он разработал собственный маленький бизнес план, определил запросы потенциальных покупателей, где-то нашел место закупки, просчитал возможную прибыль. И все это без моей помощи. Абсолютно самостоятельно. Да, я думаю стоит его поощрить. Как думаете – похода в аквапарк на выходных хватит? Да, и, пожалуйста, давайте в следующий раз подобные вопросы решать по телефону. У меня работа, а время – деньги.

Перед Вами типичное столкновение двух реальностей – школьной и взрослой, современной и постсоветской, послушной и самостоятельной, привычной и креативной. Почему-то многие родители хотят невозможного, чтобы их ребенок до 18 лет был исключительно послушным, инертным, тихим (и желательно немым) отличником, а потом вдруг резко превратился в успешного, уверенного в себе и преуспевающего бизнесмена. И очень удивляются – вот и в институт «поступили» деточку, и с жильем помогли, и на работу устроили – а ничего не меняется. Тянет сынок офисным планктоном день до вечера, пьет пиво по пятницам и все выходные сидит за компьютером. Еще и деньги у родителей просит. А самому уже двадцать пятый годок пошел… Что ж мы не так сделали то? Ведь все для него, родимого.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ:

СТРАНИЦА: 1 2 3

А ВАШЕ МНЕНИЕ ОБО ВСЁМ ЭТОМ: