«Почему я не уступаю беременным? Да потому что науступался уже»

Мой друг Андрюха – приятный во всех отношениях молодой человек 29 лет. Успешный (ждет назначения начальником отдела), воспитанный, неконфликтный, сдержанный в оценках, интересный в общении. Но вот беременным женщинам места не уступает, ни в транспорте, ни в очереди. И зарекся это вообще делать добровольно. Разве только по просьбе.

Несколько лет назад, когда Андрей был то ли студентом выпускного курса, то ли молодым специалистом без машины и водительских прав, приходилось ему частенько кататься на общественном транспорте. Как воспитанный человек, он соблюдал этикет и общечеловеческие законы – то есть не впадал ни в лжеспячку, ни в прострацию при виде заходящих в салон старичков, мама с детьми и беременных.

И как раз на беременных Андрюха мой и обжегся. Да так сильно, что теперь боится им место уступать. Вот несколько историй, которые произошли с Андреем и беременными женщинами. И все они странноватые. Истории. Да и женщины тоже.

И все они – причина того, что теперь Андрюха беременных старается обходить десятой дорогой.

То ли феминистка, то ли психопатка

Едет Андрей в метро, народу не много, но свободных мест почти нет. Виднеется парочка где-то вдалеке вагона, вот Андрюха и не напрягается – позволяет себе вздремнуть. Ведь на случай бабушки-дедушки или еще кого немощного/уставшего «запасные аэродромы» в вагоне есть – подрываться и вскакивать не надо.

Дремлет себе мой приятель по-настоящему, ничего и никого вокруг не видит. Вдруг сквозь сон чувствует, что кто-то его трогает за плечо, довольно-таки требовательно.

Первое, что увидел Андрей, открыв глаза, был огромный живот в ситцевую клеточку. Парень стряхнул с себя остатки дремы, а заодно и просканировал ситуацию с местами по вагону. Свободных было уже три-четыре.

«Странно,- подумал Андрей, — что она не садится там, а треплет меня. Наверное, ей здесь удобнее».

— Садитесь, пожалуйста, — обратился он к будущей маме.

Та тоже встрепенулась и «одарила» Андрея таким взглядом, что и Горгона отдыхает.

— А я больная, что ли? — строго спросила она у Андрея.

— А я ваш доктор, что ли? – ответил парень вопросом на вопрос.

— Нет, я что, выгляжу больной? Зачем мне ваше место?!

— Ну, во-первых, вы беременны, а это уже повод уступить, а во-вторых, вы сильно давили мне на плечо, наверное, хотели дать понять, чтобы я уступил.

— Ничего я не хотела, просто держалась за вас, и беременность – это не болезнь, что б вы понимали. Вы, мужланы, только и умеете нас унижать. Только и знаете, тыкать нам то беременностью, то детьми, то маленькой зарплатой, то супом не как у мамы.

Такого Андрей вообще не ожидал. А еще больше не ожидал, что забившаяся в истерике беременяшка довольно жестко стукнет его кулаком в плечо (то самое, которое выбрала опорой) и по-настоящему разревется.

Утешать ее он не стал – мало ли как среагирует. А поспешил выйти на ближайшей станции и доехать на другом поезде.

Потом поспрашивал у опытных женщин и медиков, что это такое было. Те ответили – не обращай внимания, у беременных часто случаются гормональные всплески, вот они и срываются, на ком попало.

На ручки, на ручки, на ручки!

Второй случай был сугубо трамвайным. Знаете эти наши «легендарные» советские трамвайчики, которые так скачут и трясутся на рельсах, что пассажиры из пластмассовых сидушек на пол-вагона вперед вылетают?

Вот ехал Андрей разок на таком, изо всех сил вцепившись в пластиковое мелкое креселко. Еле выдержал одну остановку и уже собрался ехать стоя, попытался приподняться, как на колени ему «приземлилось» чудо.

Беременная женщина с синеватой физиономией и достаточно ощутимым перегарным амбре. Видимо, не устояла от тряски и удачно так упала на Андрея. Приятель мой засуетился.

-Давайте, — говорит, — я встану, а вы сядете нормально. Только держитесь крепче, здесь и сидя трясет.

И начал потихоньку высвобождаться из-под веса будущей мамаши.

Но не успел сделать нескольких телодвижений, как к нему подскочил такой же синий и неадекватный, как и «мамочка», товарищ мужеского полу и заорал:

— Эй ты! Чего мою беременную деваху лапаешь?!

Так прямо и орал «беременную деваху». И еще долго махал у Андрея перед лицом немытыми ручищами и обещал «дать в дыню». И таки зацепил. Пришлось вмешиваться контролеру и высаживать буйную парочку, пугая полицией.

Дяденька, женитесь на мне, пожалуйста

Третий случай был не в транспорте – в городском парке поутру, аккурат, во время святой для Андрюхи утренней пробежки.

Свежесть июньского утра, влажный тротуар, аромат листьев и цветов, любимая музыка в наушниках – идеальное начало дня. Стоп-стоп-стоп… Нет никакой идиллии уже… Что там за девчонка в полуобморочном состоянии за спинку лавки держится?

Подбежал ближе, а у нее уже и сил никаких нет, по лавке сползает прямо, не успевает даже присесть. Схватил ее Андрей в охапку, посадил на краешек скамейки, в лицо водой побрызгал, телефон взял, чтобы «скорую» вызвать.

А девчонка – на вид лет 17, зато пузо выше носа – трясется вся, в глазах слезы стоят.

— Не надо,- говорит, — скорую. Мне лучше уже. Мне не от беременности плохо, а от страха. Страшно домой возвращаться – не доучилась же, и не доучусь теперь, наверное. И в городе остаться страшно – не выживу с ребенком. И боюсь, что родители из деревни приедут, увидят все это, прибьют же…

— Да, ситуация, — посочувствовал Андрей, — как же ты допустила такое? Даже сельские девочки сейчас знают о противозачаточных.

— Так получилось, — скромно потупилась сельская «мадонна».

А потом так с надеждой:

— Дяденька, а вы женитесь на мне. Вы добрый. И родителям вас показать не стыдно.

Оставив девчонке номер знакомого психолога, Андрей убежал от этой неожиданной невесты со всех ног.

Вишенка на торт

Зная, что беременных Андрей теперь недолюбливает и побаивается, никто из приятелей не решается даже в шутку намекнуть ему о женитьбе и детях.

Да и сам Андрюха считает, что ему нужно как-то преодолеть этот эмоциональный барьер, чтобы в будущем хотя бы от своей беременной жены не шарахаться.

Пока он над этим не работал, но, наверное, скоро пойдет к тому самому знакомому психологу.