«Мама, ты права, но не спорь с моей женой!» — сказал сын

– Сыну говорю – Олег, ну если я в чем-то неправа, ты скажи! – рассказывает шестидесятилетняя Тамара Константиновна. – А он мне – «Мама, да во всем ты права! Только, пожалуйста, я тебя прошу – не надо спорить с Наташей. Ради мира в семье и нормальной жизни! Пусть она делает, как считает нужным, ты не вмешивайся!»…

Ну, с одной стороны, наверно, хорошо, что он на стороне жены. Но грустно. Меня попросить уступить ему проще, хотя я, по его словам, права…

Сыну Тамары Константиновны, Олегу, тридцать четыре. Они с женой Натальей живут отдельно, воспитывают двоих дочек – пяти лет и нескольких месяцев от роду.

Тамара Константиновна очень хотела бы тоже принимать участие в воспитании внучек. Она любит детей и отлично ладит с малышами соседок и детьми племянников. Но невестка к детям ее не очень-то допускает. Все общение должно обязательно проходить в присутствии Натальи. Молодая женщина ревностно следит за каждым словом, движением, взглядом свекрови.

– Каждый вздох регламентирован! – вздыхает Тамара Константиновна. – Стоит буквально за плечом и смотрит. Какие слова говорить, в какие игры играть, что можно, а что нельзя… Только и слышу – «это мой ребенок, я лучше знаю, мне решать». Да я и не спорю! Но я ведь не делаю ничего вредного для ребенка…

Тамара Константиновна регулярно предлагает невестке помощь, но та каждый раз отказывается. Надо сказать, Наталью образцовой чистюлей не назовешь, а теперь, с младенцем и сравнительно небольшой старшей дочерью, руки у нее до многого в доме просто не доходят.

Пришла тут, смотрю, у нее гора посуды в раковине! – рассказывает Тамара Константиновна. – Засучила рукава, стала мыть. Наташа летит уже на кухню – что вы делаете? Кто вас просил? Не надо! Белье из машинки достала, развешивать начала, она меня чуть ни силком под локти из ванной увела. Я, говорит, потом сама сделаю! Я говорю, да давай, я сделаю, мне не трудно, тебе некогда с детьми! Ну что оно в машинке лежит, киснет явно не первый час! Нет, не надо…

Тамара Константиновна предлагала погулять со старшей, пока невестка дома с малышкой, отвести девочку в детский театр или зоопарк, или наоборот, походить на улице с коляской, пока мать займется со старшей дочкой. Могла бы она и двоих внучек взять на улицу, пока Наталья побудет дома, отдохнет или займется какими-то делами. На все в ответ категоричное – нет, не надо, я сама.

– Хорошо, говорю, иди гуляй, я тогда дома могу что-то поделать, что скажешь. Погладить, приготовить что-нибудь, полы протереть. И снова в ответ категорическое «нет». В итоге идем на улицу вместе… Но и там все не складывается!

Недавно женщины опять поссорились на ровном месте, Тамара Константиновна таблетки пила и рыдала.

– Вышли мы с невесткой на улицу с детьми. Я взяла коляску, пошла с ней в сквер, невестка со старшей дочкой осталась на детской площадке. Через пятнадцать минут смотрю – летит, глаза по ложке: «Куда вы делись? Где вас носит? Я звоню, вы почему не отвечаете?» У меня телефон в сумке, а сумка в квартире осталась. Ну куда я могла деться с коляской? Сквер маленький, я никуда из него не уходила. А с Натальей форменная истерика. «Так будете поступать, вообще больше детей не увидите».

Отдельная боль – питание.

Готовить Наталья любит еще меньше, чем убирать. И старшая дочь ест строго определенный и очень ограниченный набор блюд. Предложения приготовить внучке что-то новенькое Наталья встречает в штыки: «Не надо, ребенок это есть не будет!» При этом, когда они приходят в гости к Тамаре Константиновне, той часто удается уговорить девочку попробовать ее стряпню, и ребенок ест с удовольствием. Супы, рагу, тефтели, тушеные овощи, фаршированные блины – все заходит прекрасно, вопреки материному «она это не будет».

– Ну надо же кормить ребенка не только яйцами и макаронами! – сокрушается Тамара Константиновна. – Все она прекрасно ест. Надо готовить, предлагать что-то новое! Питание должно быть разнообразным!

В такие моменты Наталья еще больше злится на Тамару Константиновну.

– Ей, наверно, хочется, чтоб я совсем не приходила! – вздыхает свекровь. – Но я прихожу к детям. С внучками у меня любовь и взаимопонимание, старшая бежит ко мне с распростертыми объятиями, не хочет отпускать. Наташе это не нравится, ну а я что могу поделать?

Тамара Константиновна жалуется сыну, но тот лишь разводит руками. Ты, говорит, мама, права, но не спорь с Наташей. Она мать, пусть делает, как считает нужным.

Как быть в такой ситуации? Что думаете?