Куда кормилицы-крестьянки девали своих младенцев, уезжая в хозяйский дом и почему хозяйки сами детей не кормили?

И что крестьянки, собственно, за это получали? Им вообще хоть что-то платили?

Оказывается, далеко не всегда родовитые женщины отказывались от кормления по собственному почину. Зачастую они подчинялись давлению общества. У высшего сословия традиционно не было принято самостоятельно кормить своих детей грудным молоком. Это считалось неприемлемым.

Например, когда жена великого князя Александра Николаевича Мария Александровна, родив в 1842 году дочь Александру, захотела самостоятельно кормить малышку, император Николай I категорически запретил ей делать это.

А когда великая княгиня Мария Павловна, жена великого князя Владимира Александровича, в связи с появлением первого сына Александра в 1875 году первой самостоятельно стала кормить своего ребенка, то это было встречено в благородном обществе с недоумением.

Но так было не всегда. На самом деле, вплоть до конца 18 века жены императоров (и царей) своих малышей вскармливали самостоятельно. Последней императрицей, кормившей своих детей, была Екатерина I (жила она на стыке 17 и 18 веков).

То есть получается, что до начала 18 века высокородные дамы своих детей еще кормили, а вот потом окончательно перестали. И так продолжалось вплоть до начала 20 века.

Как это объясняется?

Кормилица дочери заводчика Савельева. С.-Петербург. 1900-е гг. Фото Карла Буллы.

В научной статье «Кормилицы как особая социальная группа в российской империи XIX — начала XX веков» дается следующее предположение.

Одной из причин отказа от личного вскармливания якобы могло быть то, что период лактации снижал возможность забеременеть (из-за так называемого эффекта физиологической контрацепции), а родовитым матерям надо было, пока еще молодые и здоровые, родить как можно больше детей, а лучше — именно сыновей. В высоком обществе младенцы тоже не всегда выживали, поэтому желательно было рожать почаще.

Таким образом отказ от грудного кормления был способом естественного стимулирования рождаемости у родовитых особ.

Что касается судьбы крестьянок, то со своими детьми они могли видеться далеко не всегда. Зачастую мать забирали у младенца. И конечно матери не всегда это воспринимали спокойно.

Вот даже взять дневник фрейлины императрицы — А.А. Вырубовой. О поиске кормилицы для Алексея Николаевича она писала следующее:

«Когда Маленькому должны были дать мамушку, то я помню, как все измучились. Первая кормилица побыла три дня и заболела (доктор признал неровное потрясение, вызванное страхом, что не угодит). Вторая тоже: побыла пять дней — у нее оказалось мало молока (у нее был первый ребенок, и она по нем тосковала, оттого уменьшилось молоко). Третья кое-как приспособилась…»

Во время кормления женщинам запрещали появляться у себя дома, видеться со своими детьми, выходить самостоятельно в город из-за боязни занести инфекции к новорожденному высокородному младенцу.

Кто кормил собственного ребенка кормилицы? Вероятно, женщина договаривались с какой-нибудь недавно родившей соседкой, которая могла заодно покормить и малыша, временно оставшегося без матери.

Но случались и печальные истории. Когда родственники пытались выкормить малыша из рожка разбавленным коровьем молоко, ребенок не всегда выживал.

Тем не менее со второй половины XIX века нравы стали смягчаться. Были случаи, когда новорожденные дети кормилицы жили с ней при дворе. Конечно, это позволялось только после тщательного медицинского осмотра ребенка.

Если же говорить не об императорах, а просто о высшем обществе, то наверняка там все было проще, и кормилице могли разрешать брать и своего младенца на время проживания в хозяйском доме. Но на этот счет каких-то общих правил не было, все решалось индивидуально, как кому в голову взбредет.

Как оплачивалась работа кормилиц

Кормилица

Во времена крепостничества о какой-то оплате говорить не приходится, а вот в более поздние времена, когда крестьяне стали свободнее, работа кормилиц должна была оплачиваться — иначе зачем им это все?

Что получали кормилицы? Расскажу на примере императорской семьи, которая все эти «неудобства» очень хорошо компенсировала.

Если кормилицу забирали в период страды, то семейству выплачивалось пособие для найма работницы. Претенденток, которые не прошли отбор, тоже поощряли некой «наградой от ее величества».

По окончании службы кормилица имела целый ряд преференций.

Во-первых, крестьянка получала особый статус «бывшей кормилицы члена императорской фамилии», который оставался с ней пожизненно. Особый статус носил и один из ее детей, который становился молочным братом или сестрой. На этом основании они получали различные денежные пожалования.

Случалось, что сразу несколько детей кормилицы могли стать молочными родственниками члену императорской фамилии. Причем не номинально, а даже с последующим общением. Например, отношения с молочными родственниками у Николая I продолжались и после смерти кормилицы вплоть до 1853 года (всего 57 лет).

Во-вторых, кормилицы получали различные денежные пожалования. Так, после увольнения кормилицы получали единовременные выплаты, сумма которых могла достигать 860 рублей. Для сравнения годовая зарплата управляющего удельной конторы Департамента уделов составляла 1000 рублей серебром, а бухгалтера в том же департаменте — 570 рублей. Таким образом, выплата почти равнялась годовой заработной плате госслужащего.

Кроме того, бывшая кормилица имела право на пожизненную пенсию. Пенсионное обеспечение первой четверти XIX века было не обязанностью государства, а наградой. Далеко не все служащие имели право на это.
Каждой из кормилиц по традиции собиралось весьма солидное «приданное». Кроме этого кормилицы получали денежные подарки к тезоименитству, Рождеству и Пасхе и по другим случаям.

В-третьих, бывшие кормилицы имели приоритетное право в решении ходатайств, поданных на высочайшее имя, а также просьб. Они удовлетворялись почти всегда, даже если делалось это в нарушение установленных правил.

В-четвертых, кормилицам оказывали помощь в строительстве дома.

Да и в целом для крестьянки это было событием. Например, кормилицу цесаревича Алексея Николаевича Дарью Иванову в 1904 году выбрали из 18 молодых кормящих женщин. И потом, по воспоминаниям односельчан, те несколько месяцев, которые она кормила цесаревича, так и остались для нее главным событием в жизни.