Дочь приводит внуков и оставляет под дверью: «Мне надо работать, сидеть с ними некому, кроме тебя»

…А Светлану Осиповну мне просто жалко! – делится соседка-пенсионерка, гуляя с внучкой на детской площадке.

– С внуками она не справляется… У меня вон Анечка спокойная, то на качелях сидит, то в домике с девочками в дочки–матери играет. С ней гулять – одно удовольствие. Сижу на лавочке, вяжу, с вами вот разговариваю… А там мальчишки – огонь! Ни минуты не посидят сами, и бабушке не дают присесть! Она, бедная, не успевает за ними!..

…Внукам шестидесятилетней Светланы Осиповны четыре и пять лет, и они действительно постоянно находятся в каком-то возбуждении, словно подзаряжаясь друг от друга: бегают, кричат, устраивают потасовки между собой и с другими детьми. Полная, с одышкой Светлана Осиповна вечно в испарине и красных пятнах, разнимает, уговаривает, извиняется перед родителями обсыпанных песком или как-то по-другому обиженных детей.

– Опять эта бабушка со своими неадекватными идет! – охают заботливые мамашки из окрестных домов. – Пойдем-ка лучше отсюда. Куда-нибудь подальше, на другую площадку…

Гиперактивные внуки Светланы Осиповны с разбегу врезаются в группу детей из тех, кто не успел вовремя унести ноги, и завладевают всеобщим вниманием, пока бабушка, утирая платочком пот, бежит за ними, припадая на левую ногу.

– Кирилл, ну-ка отойди от мальчика, быстро, я что сказала! – кричит на бегу Светлана Осиповна. – Костя! Куда тебя понесло! Иди сюда сейчас же, не лезь туда! Отойди! Кирилл! Так, подождите меня, я сказала!..

Бабушку внуки не слушают и не слышат.

Самые толерантные родители с детьми, и те не выдерживают, и площадка потихоньку пустеет. Внучка Анечка, подружку которой спешно увели «в магазин», подходит и садится на лавочку рядом с бабушкой.

– Мать с отцом работают, ипотека у них! – продолжает рассказывать про семью Светланы Осиповны та, заботливо поправляя Анечке косичку. – Сидеть некому. Пробовали они в прошлом году няньку нанять, но дорого! За двоих такую цену просят, что ой. Хотя даже находили кого-то, но, Светлана Осиповна говорит, женщина и недели не выдержала с этими детьми, ушла. Нашла работу поспокойнее…

– А детский сад что же? Закрыт?

– Честно говоря, не знаю, что там с садами сейчас, мы не ходим! – объясняет словоохотливая соседка. – Но думаю, что если бы работали, парни были бы там… Хотя тоже и сад не панацея для бабушки. Болеют они там постоянно, день сходят, а потом друг за другом месяц сидят, один вроде на поправку идет, второй снова начинает. И все равно Светлане Осиповне везут их, больше некому сидеть-то…

В это время со стороны горки раздается громкий крик Тарзана и дикий рев – это Кирилл, старший внук Светланы Осиповны, прокладывал себе дорогу к качелям, распихивая конкурентов. Светлана Осиповна, уже присевшая было на лавочку, всплеснув руками, вскочила и кинулась туда, разбирать очередной конфликт

– Вчера на нашей площадке папа гулял какой-то со своим сыном, посмотрел-посмотрел на этих сорвиголов, и увел их играть в футбол! – продолжала меж тем соседка. – Такой хороший человек… Светлана Осиповна хоть на скамеечку присесть смогла, отдохнуть немного. Я к ней подсела, а она чуть не плачет. Устала я уже с ними, говорит! Не могу больше!

– Так пусть не сидит, раз так тяжело! Детям своим скажет… У нее кто – сын, дочь?

– Дочь… Говорила она ей уже! Мол, не могу сидеть, не справляюсь с мальчишками, решайте как-то проблему сами. Дочь даже слушать не стала. А мне, говорит, что прикажешь делать, на работу их брать с собой? Не работать я не могу. Привозит ей каждое утро мальчишек, звонит в дверь, вталкивает в квартиру и все – сиди. Не больно-то спрашивает, хочешь, не хочешь…

– Да уж… А не открывать дверь если?

– Светлана Осиповна говорит, попробовала один раз – так дочь их под дверью просто оставила и ушла! Села в лифт и поехала, мать в глазок смотрела… Конечно, делать нечего, открыла дверь. С дочерью поругаться пыталась в очередной раз, а толку? Та опять на следующий день пацанов привезла. Ну что, в полицию их сдавать? В детдом? Это же тоже не выход…